RU | EN
Контакты
Как купить билет
Трансляции
Генеральный партнер

Произведения

«Шехеразада», симфоническая сюита по «1001 ночи»

Симфоническая сюита «Шехеразада» впервые прозвучала под управлением автора 22 октября 1888 года в Русском симфоническом концерте, состоявшемся в зале петербургского Дворянского собрания (ныне Большой зал Петербургской филармонии).

Римский-Корсаков обозначил «Шехеразаду» сюитой. Однако это определение весьма условно: сюита обнаруживает немало признаков симфонии. Все ее четыре части прочно соединены между собой, скреплены одна с другой – и общим программным стержнем (сказки «Тысячи и одной ночи»), и множественными интонационными связями.

Автор предпослал «Шехеразаде» лаконичную программу:

«Султан Шахриар, убежденный в коварстве и неверности женщин, дал зарок казнить каждую из своих жен после первой ночи; но султанша Шехеразада спасла свою жизнь тем, что сумела занять его сказками, рассказывая их ему в продолжение 1001 ночи, так что, побуждаемый любопытством, Шахриар постоянно откладывал ее казнь и наконец совершенно оставил свое намерение. Много чудес рассказала ему Шехеразада, приводя стихи поэтов и слова песен, вплетая сказку в сказку, и рассказ в рассказ».

В первом издании Римский-Корсаков снабдил каждую из частей программным подзаголовком, которые вскоре снял: «Нежелательное для меня искание слишком определенной программы в сочинении моем заставило меня впоследствии, при новом издании, уничтожить даже намеки на нее, каковые имелись в названиях перед каждой частью».

Замысел композитора, благодаря авторским высказываниям и воспоминаниям современников, сегодня легко реконструируется. «Программою, которою я руководствовался при сочинении «Шехеразады», – пишет Римский-Корсаков в «Летописи моей музыкальной жизни», – были отдельные, не связанные друг с другом, эпизоды и картины из «Тысячи и одной ночи», разбросанные по всем четырем частям сюиты: море и Синдбадов корабль, фантастический рассказ Календера-царевича, царевич и царевна, багдадский праздник и корабль, разбивающийся о скалу с медным всадником».

Четыре сказочные сцены, о которых говорит композитор, соответствуют первоначальным названиям четырех частей «Шехеразады».

«Сперва (в I части), вслед за напевом, как бы рисующим облик самой сказочницы, перед нами мерно и величаво колышется безграничное море. Одна яркая тема господствует и властвует здесь, сопоставляемые с ней напевы не имеют самостоятельного значения и развития. Во II части развертывается причудливый восточный рассказ (очень любопытна первая главная мысль, излагаемая в своеобразной звучности, – фаготом). Спокойный, медлительный, «гнусавый» голос сменяется мало-помалу растущей суетней и беготней толпы, то возвещающей о себе резкими и даже дикими трубными зовами, то шелестящей в робком страхе.

В III части разлито настроение томной любовной неги и ласкового оцепенения, прерываемое легкой, но отчетливо парящей в воздухе, танцевальной мелодией (напевом). Это задание разработано композитором с изумительной чуткостью (ни одной грубой и резкой, нарушающей целостность «сцены», звучности) и в то же время с целомудренно-скромной наивностью: ни страстного похотливого шепота, ни сладострастного восторга!..

В IV и последней части «Шехеразады» рисуется пестрый, шумный, гулом толпы напоенный, яркий праздник. Здесь царит четко ритмованный танец, то причудливо извивающийся, то дробно рассеивающийся, то упорно втаптываемый... Картина моря величественно сменяет этот приступ исступленного вращения. Море бушует, поднимается буря. Нарастание звучности приводит к тяжкому срыву, словно свершилось что-то роковое-предопределенное. Приняв жертву, достигнув предела волнения, водная стихия успокаивается и застывает умиротворенная...

«Шехеразада» до сих пор не перестает пленять слушателей как одно из обаятельнейших сказаний о Востоке в русской музыке. «Сила и обаяние музыки Римского-Корсакова в ее прекрасной прозрачной звучности, в неисчерпаемом богатстве его инструментальных замыслов, раскрывающих затейливую переливчатую игру света и теней, ярких и заглушенных красок, смену пестрой, чисто восточной узорчатости и прелестной, как бы воздушной, в лазури неба парящей звончатости» (Б.В. Асафьев. «Симфонические этюды»).
Генеральный партнер Филармонии
Большой зал:
191186, Санкт-Петербург, Михайловская ул., 2
+7 (812) 240-01-80, +7 (812) 240-01-00, 064
Малый зал:
191011, Санкт-Петербург, Невский пр., 30
+7 (812) 571-83-33, 064
Касса работает с 11:00 до 20:00 (в дни концертов - до 20.30)
Перерыв с 15.00 до 16.00
Касса работает с 11:00 до 19:00 (в дни концертов - до 19.30)
Перерыв с 15.00 до 16.00
© 2000—2018 «Санкт-Петербургская филармония им. Д.Д.Шостаковича»