RU | EN
Контакты
Как купить билет
Трансляции
Генеральный партнер

Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии в Колстон-Холле

Классические, бессмертные шедевры четырех титанов русской музыки были исполнены первоклассным оркестром страстно, эмоционально и искренне. Абсолютно феноменально.

В четверг, 19 октября 2017 года, перед замершим в предвкушении полным залом бристольского Колстон-Холла музыканты Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии вышли на сцену под бурные восторженные аплодисменты благодарных слушателей, хотя еще ни единой ноты не сыграли. В воздухе повисла звенящая атмосфера ожидания. И когда люстры стали меркнуть, дирижер Александр Дмитриев встал за пульт и раздались еще более нетерпеливые аплодисменты, стало ясно, что этот музыкальный вечер будет особенным. И он — во всех отношениях — не разочаровал.

Погружение в стихию «Ночи на Лысой горе» Мусоргского (произведения, которое используется в бессчетном количестве фильмов, телевизионных передач и рекламных роликов) с ее головокружительными завихрениями струнных и мгновенно узнаваемой темой, которую ведут медные духовые, стало великолепной прелюдией к дальнейшей программе. В этой волшебной и отчаянной музыке звучала и дерзкая весёлость, и — по мере продвижения к концу — нежное томление, а завершилось всё сдержанным, приглушённым завыванием — в противовес буйному началу.

Пианист Питер Донохоу прошагал по сцене и сел за рояль, чтобы присоединиться к оркестру для исполнения фортепианного концерта №4 Рахманинова. Это произведение полностью околдовало слушателей. Оркестр легко и органично приспособился к ошеломительной музыкальной технике — даже «пиротехнике» — Донохоу. Пианист мастерски владеет инструментом и явно получал удовольствие от исполнения этого произведения, которое он — и это поразительно! — знает наизусть.

Фактически эта пространная композиция оказалась прекрасной демонстрацией колоссального таланта как Рахманинова, так и Донохоу. В этом исполнении соединилось многое: характерное для композитора загадочное и потрясающее до глубины души сочетание невероятного, исступленного лиризма, безумных мелодий и безупречной оркестровки, глубокое понимание оркестром всех нюансов переменчивой текстуры произведения, свободные переходы пианиста от пассажей, исполняемых с головокружительной скоростью и яростью тасманийского дьявола, к моментам пронзительной нежности (прежде всего, во второй, особенно изящной, части). Всё это настолько заворожило публику, что в зале стояла абсолютная тишина.

Второе отделение открыла «Классическая симфония» Прокофьева — недлинная, остроумная, темпераментная композиция в четырёх частях, имитирующая стиль Гайдна. В ней ощущается специфический подход Прокофьева к технике со всеми его приемами, в которых проявляется его уникальное понимание такой формы, как симфония: в ней автор будто бы почтительно кланяется Гайдну, снимая шляпу, и создает несколько сумасбродную и легкую стилизацию с очаровательным прокофьевским звучанием.

Видение Чайковским шекспировских Ромео и Джульетты оркестр выразил во всей полноте, исполнив одноименную увертюру-фантазию — одно из основных произведений композитора. Медленное начало, звучащее пианиссимо, неуклонно разрастается и выливается в мощное крещендо пламенеющих медных духовых, громоподобных барабанов и грохочущих тарелок, прежде чем бессмертная тема несчастных влюбленных — душераздирающая, завораживающая, захватывающая, потрясающая — получит своё беззастенчиво романтическое разрешение в исполнении струнных. Ещё одна оркестровая атака — «буря и натиск» — выплескивается перед репризой, в которой звучит до боли страстная тема любви, после чего всё заканчивается загадочно и умиротворённо.

С уверенностью можно сказать, что русский оркестр, исполняющий программу, целиком составленную из сочинений русской музыки, — это всегда фантастическое явление, которое нужно услышать своими ушами, и музыканты, игравшие в этот вечер, бесспорно, продемонстрировали абсолютное проникновение в суть музыки своей родины и показали, что понимают и любят ее. Темпы и динамика были безукоризненными, а сама игра — просто удивительной; эти исполнители умеют справляться с любой композицией и контролировать каждый такт и каждую ноту. Они жили и дышали музыкой, демонстрируя достойное подражания мастерство игры, и этой игрой плавно и уверенно руководил Дмитриев, в манере которого нет ни капли театральности.

Jamie Caddick



,
Вернуться в список
Генеральный партнер Филармонии
Большой зал:
191186, Санкт-Петербург, Михайловская ул., 2
+7 (812) 240-01-80, +7 (812) 240-01-00, 064
Малый зал:
191011, Санкт-Петербург, Невский пр., 30
+7 (812) 571-83-33, 064
Касса работает с 11:00 до 20:00 (в дни концертов - до 20.30)
Перерыв с 15.00 до 16.00
Касса работает с 11:00 до 19:00 (в дни концертов - до 19.30)
Перерыв с 15.00 до 16.00
© 2000—2018 «Санкт-Петербургская филармония им. Д.Д.Шостаковича»